Принцип «одна река – один хозяин» шокировал и разделил добытчиков лосося Дальнего Востока


26 января 2018

Территориальные управления Росрыболовства обратились к региональным рыбацким ассоциациям Дальнего Востока с предложением дать оценку идее предоставлять право добывать лосося на внутренних водоемах по принципу «одна река – один пользователь». Рыбацкое сообщество макрорегиона разделилось во мнениях по этому вопросу – в зависимости от того, какие реки расположены в том или ином субъекте ДФО и сколько сейчас «хозяев» у каждой из промысловых рек.

 

prima_media

 

Напомним, что по сообщению «Коммерсанта», еще в декабре 2017 года рабочая группа по развитию рыбохозяйственного комплекса страны под руководством помощника президента РФ Константина Чуйченко приступила к обсуждению перспективности принципа «одна река — один рыбопромысловый участок (хозяин)». В настоящее время, напомним, на одной лососевой реке может быть сформировано несколько рыбопромысловых участков (РПУ), пользователями которых могут быть разные компании. «Коммерсант» со ссылкой на протокол декабрьского заседания рабочей группы также сообщает, что инициатива по уменьшению количества пользователей на промысловых водоемах объяснена «необходимостью бережного развития территорий, борьбы с браконьерством и созданием стимулов для сохранения и воспроизводства рыбы, а Минсельхозу и Росрыболовству поручено к 20 марта «проанализировать финансово-экономические показатели пользователей участков и объемы уплаченных налогов, а также проработать последствия их объединения».

Согласно результатам опроса, проведенного корр. ИА PrimaMedia среди руководителей отраслевых ассоциаций ДВ-регионов, наименьшее беспокойство возможная «монополизация» рек вызывает у добытчиков лосося Сахалинской области. Отметим, что по итогам путины-2017 вылов лососей на Сахалине и Курилах составил около 50 тысяч тонн. В предыдущий «нечетный» (то есть 2015-й) год в области добыли немногим менее 100 тысяч тонн «красной рыбы», в 2013 году этот показатель составил почти 220 тысяч тонн. Отраслевая наука связывает провалы путин последних годов в островном регионе со смещением ареала популяций основных видов лососей в более северные широты Тихого океана.

— На Сахалине мы такой подход (то есть «одна река – один хозяин» — ред.) поддерживаем, наши предприниматели, ведущие промысел на реках, заинтересованы в защите и сохранении ресурса. Такая практика на сегодняшний день как раз на Сахалине и существует. На реках, где есть РПУ, есть один пользователь. И это достаточно эффективно, — прокомментировал президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов.

Из около 400 рыбопромысловых участков на Сахалине и Курилах, распределенных в основном в 2010 году сроком на 20 лет между 282 пользователями, только около двух десятков сформированы непосредственно на лососевых реках, остальные – в прибрежных морских акваториях, отметил бизнес-омбудсмен Сахалинской области, общественный представитель уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере рыболовства и аквакультуры Андрей Коваленко.

— У нас на Сахалине не так много рыбопромысловых участков на реках – в отличие от наших соседей, допустим, на Камчатке. Во-вторых, у нас традиционно на каждой реке – только одна компания-пользователь, поскольку в регионе и нет таких больших рек, которые было бы можно «поделить» между несколькими компаниями, — рассказал Андрей Коваленко. — Так что вне зависимости от того, как дальше будет реализовываться эта инициатива, она никак не повлияет на действующих сейчас предпринимателей. Говорить о том, что такая инициатива несет риски передела рынка на Сахалине – не приходится. В большей степени это может коснуться Камчатки, Магадана, Хабаровского края.

Представители руководства Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки подтвердили корр. агентства, что запрос от территориального управления Росрыболовства Союзом получен, и в настоящее время идет формирование консолидированной позиции членов отраслевого объединения по озвученной инициативе.

От ИА PrimaMedia отметим, что ситуация, когда на одной реке есть несколько РПУ, которые используют для промысла разные компании, для Камчатского края действительно характерна. Также в 2017 году регион дал основную долю вылова в дальневосточном промысле лосося – 241 тысяча тонн. В 2015 году этот показатель в регионе составил 193 тысячи тонн, в 2013-м – 135 тысяч тонн. На Камчатке инвестиционные конкурсы на рыбопромысловые участки в последний раз прошли в 2008 году, тогда с 92 пользователями было заключено около 300 договоров сроком на 20 лет.

В Хабаровском крае, где промысел лосося ведется по преимуществу в Амурском лимане, в самом Амуре и его притоках (путина-2017 дала вылов в 46 тысяч тонн, в 2015 году было 63 тысячи тонн), идею «одна река – один пользователь» рыбопромышленники иначе как абсурдной не считают.

Максим Бергеля, председатель Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов (Хабаровский край):

— За всех рыбаков Хабаровского края говорить не могу, что же касается рыбаков Ульчского и Комсомольского районов (это среднее течение Амура), то мы подготовили и направили в терруправление Росрыболовства свое мнение. Оно сводится к тому, что мы – категорически против такого принципа в отношение более-менее протяженных рек, — сообщил председатель Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов Максим Бергеля. — Этот принцип приемлем для очень маленьких речек, которые непосредственно впадают в море, то есть здесь нужен дифференцированный подход.

К Амуру такой принцип неприменим ни технически, ни экономически, здесь — огромная акватория, десятки пользователей, сотни РПУ, указывает Бергеля.

— Если все РПУ объединить, то придется сделать выбор. Или весь Амур будет облавливать одно предприятие, что, по сути, монополия, и это невозможно представить себе, если это, конечно, не будет государственная монополия. Или на один РПУ будет много пользователей, и тогда мы столкнемся с проблемами распределения прав и обязанностей рыбопользователей, которые все захотят ловить в Николаевском районе – у устья реки, в Амурском лимане. А это будет коллапс и для популяции лосося, и для рыбаков, — прогнозирует руководитель отраслевой ассоциации.

Оценивая же инициативу в целом, Максим Бергеля считает, что она вполне «укладывается» в общий тренд по монополизации различных отраслей экономики. Собеседник агентства также не исключил, что «укрупненные» РПУ на реках могут быть выставлены на аукционы, принять участие в которых смогут лишь крупные федеральные или иностранные игроки, а рыбаки-дальневосточники будут выдавлены из промысла.

Рыбаки Магадана (2017 год – 6,8 тысяч тонн лосося, 2015-й – 6,5 тысяч тонн) также подготовили для терруправления Росрыболовства свой отзыв на инициативу по укрупнению РПУ, где обратили особое внимание на правовую сторону вопроса.

— С правовой точки зрения изменение действующих сейчас правил предоставления РПУ является необоснованным, поскольку основная масса РПУ в Магаданской области была распределена в 2008 году на 20 лет. Для внедрения нового принципа потребуется расторгнуть договоры до истечения установленного срока, что, согласно Гражданскому кодексу п. 2 ст. 450 не соответствует основаниям для одностороннего расторжения договора. То есть отсутствует правовой механизм для такого расторжения, — выразил точку зрения рыбаков региона руководитель Магаданской ассоциации рыбопромышленников Михаил Котов. — В случае изъятия у добросовестных пользователей участков неизбежны негативные социально-экономические последствия — сокращение рабочих мест, банкротства предприятий, снижение налоговых поступлений и т.д.

По мнению Котова, нынешняя инициатива очень схожа с той, которая ранее озвучивалась в отношении квот на добычу крабов, которые предлагалось вывести из действия «исторического принципа» и заново продать на аукционах. Суть подобных «идей», уверен магаданский рыбопромышленник, — в переделе отрасли в пользу каких-то крупных существующих или будущих игроков с неизбежным вытеснением из промысла ценных биоресурсов малого и среднего бизнеса приморских регионов.

Вместе с тем в Магаданском союзе рыбопромышленников согласны с тем, что сильное «дробление» лососевых рек на РПУ и множество пользователей на одном водоеме несет угрозу промысловой популяции.

— Как показала практика, дополнительное создание РПУ на реке, где уже есть один или несколько пользователей, способствует усилению браконьерства. Как правило, новые «игроки», которым выделяются незначительные объемы ресурса, не имеют активов — добывающих и перерабатывающих мощностей, постоянных рабочих мест — и используют выделенные РПУ для прикрытия значительных «переловов», то есть, по сути, незаконного промысла, — комментирует Михаил Котов.

В своем отзыве в терруправление регулятора Магаданский союз рыбопромышленников предложил рассмотреть вопрос о приоритетном праве крупных, развитых предприятий в получении рыбопромысловых участков, которые освобождаются после истечения сроков договоров или же в связи с досрочным расторжением договоров с недобросовестными пользователями.

В завершении публикации добавим, что по оценкам опрошенных «Коммерсантом» экспертов, годовой оборот рынка речной рыбы на Дальнем Востоке может составлять до 1,5 млрд долларов США. Также напомним, что в ноябре этого года ряд федеральных СМИ распространили информацию о предложениях вывести распределение прав на добычу крабов из действующего порядка, закрепленного законом «О рыболовстве». Неизвестные авторы письма президенту РФ Владимиру Путину предлагали с 2019 года предоставлять доступ к ценному ресурсу исключительно по результатам аукционов и, кроме того, однозначно не использовать крабовые квоты как стимул к обновлению рыбопромыслового флота и развитию инфраструктуры по рыбопереработке в прибрежных регионах страны. Реакция отраслевого сообщества на «ноябрьские инициативы», судя по публикациям в прессе, была и остается весьма негативной. Рыбаки считают, что «изъятие» хотя бы одного объекта промысла из действующей системы распределения доступа к водным биоресурсам чревато серьезным коллапсом для всего рыбохозяйственного комплекса страны – в виде банкротств предприятий, заморозке инвестиционных программ, падением кредитного доверия со стороны банков, ростом безработицей и потерей квалифицированных кадров.

Источник: ПримаМедиа